Куда пойдет туркменский газ

10 июля,2015 10:05

fast-news__picture

На фоне оживившихся в последнее время в СМИ и экспертном сообществе дискуссий о конфигурации энергетических потоков на евразийском пространстве, в том числе в контексте перспектив газопровода «Турецкий поток», Туркменистан все чаще фигурирует как один из значимых поставщиков природного газа на международные рынки.

На фоне оживившихся в последнее время в СМИ и экспертном сообществе дискуссий о конфигурации энергетических потоков на евразийском пространстве, в том числе в контексте перспектив газопровода «Турецкий поток», Туркменистан все чаще фигурирует как один из значимых поставщиков природного газа на международные рынки. Даются самые разные оценки и прогнозы относительно туркменских ресурсных и экспортных возможностей, выстраиваются сложные, порой очень причудливые геополитические схемы, строятся всевозможные догадки по поводу «истинных» целей Ашхабада и т.д. и т.п. Все они, наверное, имеют право на существование, но все же, как представляется, при анализе перспектив Туркменистана как серьезного игрока на мировом газовом рынке следует исходить из реальных показателей запасов углеводородов и объективной картины того, как и на каких принципах выстраивает страна свою международную энергетическую стратегию.


Источник: www.staticflickr.com

После проведенного независимого международного аудита двух месторождений Восточного Туркменистана – «Галкыныш» и «Яшлар», объемы которых в совокупности были оценены в 26,2 трлн. кубических метров газа, углеводородные ресурсы Туркменистана оцениваются на сегодня в объеме 71,2 млрд. тонн нефтяного эквивалента, в том числе 20,86 миллиардов тонн нефти и 50,34 триллиона куб. метров газа. При этом запасы месторождения «Галкыныш» (21,2 трлн. куб. метров газа) признаны вторыми в мире после иранского «Южный Парс». Таким образом, в настоящее время по объемам запасов природного газа Туркменистан занимает четвертое место в мире. 

Согласно оценкам, ресурсы туркменского сектора Каспия составляют 12,1 млрд. тонн нефти и 8,76 трлн. куб. метров газа. Соответственно, оценка суши составляет 6,1 млрд. тонн нефти и 44,24 трлн. куб. метров газа. Как на суще, так и в национальном секторе Каспийского моря, сейсморазведкой выявлено около тысячи перспективных на нефть и газ структур, открыто около 180 месторождений, из которых одна треть находится в разработке.

Очевидно, что наличие таких запасов углеводородного сырья позволило Туркменистану обоснованно приступить к реализации многовариантной схемы его экспорта на международные рынки. Направление первое, и на сегодняшний день, самое значительное – Китай.


Источник: www.fd.nl

В настоящее время осуществляется экспорт туркменского природного газа по транснациональному трубопроводу Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай, введенному в эксплуатацию в декабре 2009 года. Трубопровод состоит из трех ниток (А,В,С) общей мощностью 55 млрд. куб. метров и предназначен для поставок в Поднебесную газа в объеме 40 млрд. куб. метров в год. В 2014 году по нему было экспортировано в общей сложности 23,8 млрд. куб. метров природного газа.

Также планируется строительство четвертой нитки (Д) газопровода в Китай через территории Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана, что позволит увеличить ежегодную транспортировку туркменского газа дополнительно на 25 млрд. куб. метров и довести, таким образом, общий объем поставок в Китай к 2021 года до 65 млрд. куб. метров ежегодно.

Второй из реализованных проектов – поставки туркменского газа в Исламскую Республику Иран по двум новым маршрутам: Корпедже (Туркменистан) – Курткуи (Иран) и Довлетабад (Туркменистан) – Серахс (туркмено-иранская граница) – Хангеран (Иран). В 2014 году по этим газопроводам в Исламскую Республику было поставлено 5,9 млрд. куб. метров туркменского природного газа. Общая проектная мощность газопроводов позволяет довести поставки до 20 млр. куб. метров ежегодно.


Источник: www.trend.uz

Много предположений вызывали перспективы газопровода Туркменистан-Афганистан- Пакистан-Индия (ТАПИ) с тех пор, как в декабре 2010 года было подписано четырехсторонне межправительственное соглашение о его реализации. За прошедшие годы удалось согласовать основные вопросы, и на сегодняшний день практически всея предварительная работа по проекту ТАПИ завершена – заключены контракты по купле-продаже туркменского природного газа, создан и зарегистрирован консорциум «ТАПИ-Лимитед», и перед началом строительства остается избрать только компанию – лидера консорциума. Объявление итогов тендера намечено на сентябрь нынешнего года, после чего наступит этап конкретной реализации проекта.

В ходе недавнего визита в Ашхабад пакистанского Премьер-министра Мухаммада Наваз Шарифа Президент Гурбангулы Бердымухамедов на переговорах с ним отметил «достигнутые на пути реализации ТАПИ хорошие результаты, связанные с началом в ближайшее время практической реализации этого важного, основного международного проекта».

Общая протяженность газопровода ТАПИ, который должен взять свое начало на упомянутом месторождении «Галкыныш» и достичь населенного пункта Фазилка на пакистанско-индийской границе, составит 1800 км. Мощность магистрали – 33 млрд. природного газа в год. Проект получил одобрение ряда государств, в том числе России, США и Евросоюза, а также международных финансовых учреждений, в частности Азиатского банка развития, который наиболее активно поддерживает ТАПИ. Туркменистан принял решение начать строительство в 2015 году. По оценкам туркменской стороны, прокладка газовой магистрали может занять от 3,5 до 4 лет.


Источник: www.bigbigtown.org

Таким образом, диверсификация туркменских газовых потоков на международные рынки стала реальностью. Каких-то геополитических преференций при этом у Туркменистана нет – страна вот уже 20 лет обладает международно-признанным нейтральным статусом и потому по определению в них не нуждается, проводя в этом вопросе абсолютно суверенную линию и ставя во главу угла конфигурации трубопроводных маршрутов прежде всего экономическую целесообразность. Основополагающий принцип туркменской энергетической стратегии на протяжении многих лет также остается неизменным – Ашхабад продает свой газ на границе по обоснованной цене, рассчитанной по международной формуле. Дальнейшая его судьба – в руках потребителей. Политические соображения если и присутствуют, то заключаются они в том, что строительство многовариантной трубопроводной инфраструктуры рассматривается в Туркменистане в качестве действенного позитивного фактора развития межгосударственного и регионального сотрудничества, важного условия сохранения баланса интересов на евразийском энергетическом пространстве на основе равноправного доступа партнеров к источникам туркменских углеводородов и средствам их доставки. Исходя из этого, на основе реальной оценки собственной ресурсной базы и возможностей ее эксплуатации на перспективу, Туркменистан избрал вариант не замещения одних энергопоставок другими, не изменения географии их маршрутов, а ее расширения и дополнения за счет выхода на новые перспективные рынки, к которым, помимо традиционных – России с Ираном, а теперь уже и Китая, относится и европейское направление.

В последнее время по вопросу присоединения Туркменистана к поставкам энергоносителей из Каспийского региона в Европу идет предметное взаимодействие между Ашхабадом, Баку и Анкарой. В начале мая текущего года состоялась четырехсторонняя встреча руководителей топливно-энергетических ведомств Туркменистана, Азербайджана, Турции, а также представителей Европейской Комиссии, посвященная обсуждению задач по поставкам туркменского газа в Европу, предусматривающих совместное создание многовариантной трубопроводной инфраструктуры. Речь идет, в частности, о Трансанатолийском (TANAP) и Трансадриатическом (TAP) трубопроводах – проектах, по которым планируется поставлять ежегодно 6 млрд. куб. метров газа в Турцию и 10 млрд. куб. метров – в Европу. В будущем по этим газопроводам планируется увеличение поставок газа до 31 млрд. куб. метров газа в год. Их ввод в эксплуатацию планируется, соответственно – в 2018 г. (TANAP) и 2020 г. (TAP).


Источник: www.ann.az

Для экспорта природного газа европейским потребителям в проектный Транкаспийский газопровод планируется подавать туркменский природный газ, добывающийся на западе страны, а также и использовать близкий к завершению внутритуркменский газопровод Восток-Запад протяженностью около 770 километров с диаметром трубы 1420 мм, который позволит обеспечить подачу 30 миллиардов кубометров товарного газа в год из богатейших месторождений на востоке страны в проектируемые газопроводные системы для последующего экспорта с западных границ Туркменистана в европейском направлении.

По вопросу прокладки трубопровода по дну Каспийского моря у Туркменистана и Азербайджана схожие позиции: его строительство – это суверенное право государств, по участкам дна которых он будет проходить, и потому данный проект может осуществляться только с согласия этих государств и не нуждается в получении каких-либо дополнительных разрешений. При этом Ашхабад категорически против его политизации, подчеркивая, что осуществление Транскаспийского маршрута диктуется не политической конъюнктурой, не желанием ущемить чьи-то интересы, а объективными потребностями экономического развития страны и реальными взаимными выгодами для всех участников проекта. Что касается гарантий экологической безопасности, то они в современном мире является непременным и основополагающим условием любого инфраструктурного проекта, в том числе трубопроводного – будь то по дну Каспийского, Балтийского, Черного или какого-то другого моря. Очевидно, что сегодня ни один серьезный инвестор попросту не станет участвовать в проекте, не обеспеченным необходимыми гарантиями с точки зрения экологии. И Туркменистан неоднократно, в первую очередь на самом высоком уровне, заявлял о том, что при строительстве Транскаспийского трубопровода будут соблюдены все соответствующие международные требования и нормы. При этом Туркменистан подчеркивает своею готовность к прямому и открытому обсуждению любых возникающих вопросов со всеми заинтересованными сторонами на основе взаимного уважения, ответственности и непредвзятости.


Источник: www.the-1.ru

В целом, накопленный за последние годы опыт международного сотрудничества Туркменистана свидетельствует об обоснованности избранной стратегии на диверсификацию поставок своих энергоносителей на внешние рынки. Страна по максимуму использует имеющийся у нее мощный ресурсный потенциал, проявляя гибкость и принципиальность одновременно, и при этом, опираясь на свой нейтральный статус, не вступает ни с кем в конфронтацию и не участвует в геополитических комбинациях на мировом энергетическом пространстве.

Выступая на Форуме Энергетической Хартии, состоявшемся в декабре прошлого года в Ашхабаде, Президент Гурбангулы Бердымухамедов так сформулировал кредо своей страны в отношении международного взаимодействия в энергетической сфере: «Очевидно, что видение мирового энергетического рынка как арены соперничества и борьбы за сферы влияния должно уйти в прошлое. Такой подход уже не соответствует нынешним геополитическим, экономическим, социальным реалиям, критериям постиндустриального технологического уклада. Сегодня на повестке дня – выработка принципиально новых моделей, призванных превратить глобальный энергодиалог в движущую силу мирового развития на основе баланса интересов всех его участников, ответственного и бережного отношения к природным ресурсам, экологии, учета широкого общественного запроса, ориентированного на справедливое распределение благ, которые несут источники энергии и их потребление».

Фонд "Современная политика"

© 2015 Информационный портал «AZinform». При полном или частичном использовании материалов ссылка на «AZinform» обязательна. При использовании материалов на веб-ресурсах гиперссылка на сайт ИП «AZinform» (azinform.com) обязательна.